Печальная новость -  девятого октября умер замечательный художник Владимир Румянцев

Памяти Владимира Румянцева

Идеал для квадрата круг. Круг стремится к шару. Смысл шара – центр.

Владимир Румянцев

 

Печальная новость -  девятого октября умер замечательный художник, добрый и веселый человек Владимир Румянцев. Художник - философ, великолепный мастер акварели, ироничный мыслитель, он волею времени стал настоящим народным художником, и по всей России не найдется человека, который бы не улыбнулся, глядя на его картины, картинки, рисунки. Музыка народная, слова народные. Грустно думать, что он ушел далеко и сказал там, где-то - Это я, Господи!

В галерее «Контракт рисовальщика» на Мойке в ранней весной 2017 года проходила выставка «неКОТЫ» Владимира Румянцева. И акварели, представленные на выставке, и альбом, выпущенный к шестидесятилетию художника, тоже названный НЕКОТЫ  – все было пронизано страстным отрицанием залитованного в разнообразных принтах образа.  Питерский кошачий народец не в обиде – отрицай не отрицай, а румянцевские котики  стали фактом нашей городской культуры.  Так сказать, «музыка неродная, слова народные». Ироничная котовасия прочно вписалась в петербургский текст каждым сюжетом. Но самому художнику с его грустным, трагичным, гротесковым восприятием мира, с  неизменной рефлексией, тягой к притче, философскому обобщению такое понимание смысла творчества явно огорчительно. Мир румянцевских НЕКОТОВ – это мир сновидений, ветхо- и новозаветных образов, кентавров, ангелов, домашних и лесных животных, лубочных красавиц, шутов, средневековых рыцарей, мерзких взвихренных тварей и прекрасных цветов. Это своего рода Декамерон  и Киево-Печерский патерик    каждая акварель-новелла развивает определенный сюжет, но в то же время представляет собой закодированное высказывание, всегда обращенное к вечным темам.  В альбоме,  составленном исключительно по прихоти автора, Румянцеву удалась довольно редкая вещь – совместить абсолютно самодостаточную акварель с рефлексирующим её текстом. Обычно или то или другое недостаточно выразительно. У Румянцева не так – и акварель хороша и текст интересен. И то и другое отличается лукавой просторечностью, кажущейся наивностью, чудесной непосредственностью, и вместе с тем  глубокой проработкой композиции, рисунка, символической внятностью и ясностью смысла. На акварели «Вижу» несущий крест Христос в терновом венце, тяжко преодолевает  пространство-время, представленное в образе тягучего, удушающее плотного, затрудняющего движение потока. На перекладине креста черной зловещей полосой стая черных ворон – яростные клювы, белесые глаза. В руке Христос сжимает зловещий букетик – четыре мощных гвоздя. Вот что сам художник сказал об этой картине: «Сюжет и композиция приснились, и название тоже. Я только исполнил… Камертон к прочтению этой акварели – рука с букетом гвоздиков: это путь на праздник. Показал акварель батюшке из церкви св. ап. Фомы в Москве. «Не надо доверять снам»,  - и далее ссылка №… на Писание. Ответил: «Я в них живу». Обманчиво наивный сюрреализм Румянцева так точно обозначен в этом высказывании, что добавить нечего. Только смотреть, думать, читать и вглядываться в прекрасный и яростный мир акварелей Владимира Румянцева. 

Наталия Озерова, культуролог, член АИС.

Владимир Румянцев. Это я, Господи. Из коллекции Марии Черницкой

 

Радио Свобода

 

← К списку событий